Балаган (юрта) – зимнее жилище якутов. Серошевский Вацлав Леопольдович «Якуты» 348-349 стр

Ва́цлав Леопо́льдович Сероше́вский (польск. Wacław Sieroszewski, 24 августа 1858 (1858-08-24) — 20 апреля 1945) — поляк по происхождению, российский и польский этнограф-сибириевед, писатель, публицист, участник польского освободительного движения. В 19331939 годах был президентом Польской Академии литературы. Впервые описал быт и нравы якутского народа.

Серошевский происходил из польской мелкодворянской семьи, поместье которой было конфисковано после польского восстания 1863 года. По окончании гимназии занимался слесарной работой в ремесленной школе Варшавско-Венской железной дороги в Варшаве. Участвовал в рабочем движении, в 1879 годах за сопротивление полиции приговорён к восьми годам тюрьмы. Приговор был заменён ссылкой в Якутию, где Серошевский провёл 12 лет (1880—1892). Здесь он стал писать рассказы из жизни местных жителей и собирать этнографические материалы

«Замечательно, что в этом отрывке, равно как и в других известных мне олонхо, нигде не воспеваются формы строения. Между тем архитектурного вкуса у якутов отрицать нельзя, и он полнее всего и изящнее всего выражается у них в настоящее время в юрте. Откуда бы они ни позаимствовали ее основную идею и под чьим бы влиянием ни совершалось ее развитие, но в эти начала якуты вдохнули совершенно самобытное понимание архитектурной красоты.

Юрта, красивая, по мнению якутов – а они отличают красивые от некрасивых – всегда почти признавалась красивою не только мною, но и другими знакомыми мне европейцами, спросить которых мне удавалось. Подбор леса, толщина столбов и балок, крутизна углов падения, отношения высоты, длины и ширины – все это сливалось в такой юрте в одно художественное целое, в котором поправить или изменить было нечего. Небольшое уклонение в ту или другую сторону чего-либо портило бы впечатление, и якуты сейчас же указывали на такие недостатки. Уловить математические основы их архитектурного вкуса мне не удалось: я сделал чересчур мало измерений.

На меня внутренность якутской юрты, особенно ночью, освященная красным пламенем огня, производила немного фантастическое впечатление. В юрте значительно более теней, чем в доме с отвесными стенами. Ее бока, сложенные из круглых стоячих бревен, кажутся полосатыми от затененных желобков, и вся она с потолком, слабо переломленным посередине, со столбами по углам, с массой леса, мягко падающей с крыши на землю, представляется каким-то восточным шатром. Только легкая восточная ткань в силу обстоятельств заменена здесь золотистым лиственным деревом. Недаром якуты сродни с османам, изобретшим палатки-дворцы, выдают за былую свою родину места, где стояли в свое время города шатров.

Возможно, что идею юрты они вынесли еще оттуда. Она спала на дне народного сознания: вначале ее заменила берестяная летняя ураса, но затем изменившиеся потребности опять вызвали ее к жизни»

 Степанова Л.С.

Использованы фотографии Васильевой М.С. , из архива ГБУ РС(Я) ЛГИАМЗ «Дружба»

Использована литература: Серошевский В.Л. «Якуты»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *